02.04.2015      652      Комментарии к записи Ее главный праздник отключены
 

Ее главный праздник


Ежегодно, в канун 9 мая, мы сетуем о том, что все меньше рядом с нами участников Великой Отечественной войны, знающих на собственном опыте цену той великой Победы. Теперь уже их дети, как их называют «дети войны», которых лишили не только отцов, но и детства, хранят память о тех страшных событиях. Они были совсем малы, чтобы защищать свою Родину от фашистов. Зато они заменили своих отцов у станков на заводах, на колхозных полях. Но по-прежнему оставались детьми, мечтая увидеть живыми отцов и братьев, вдоволь наесться белого хлеба с молоком, просто отдохнуть от тяжелого труда. И практически их ровесницей Кудрявцева (в девичестве Лыжина) Галина Федоровна, но совсем еще юной девочкой надела она в 1943 году солдатскую шинель. 2 августа ей исполнилось всего 16 лет, осень она встретила на фронте… Первый бой был под Великими Луками…

«Я родилась в 1927 году, в деревне Уэцкой, — рассказывает Галина Федоровна, — семья большая — 5 детей, я была третьей. С 1930 года отец Федор Васильевич работал на железной дороге в Троицком, мама Таисья Андреевна занималась семьей, домашним хозяйством. После 7 класса пошла в ФЗУ, послали учиться на машиниста-компрессорщика. Приехав домой, узнала, что девушек набирают на курсы военных медсестер. Шла война, и все рвались на фронт. Отец уже воевал. Обратилась в военкомат, но там отказали — набрали группу. А через неделю вызвали снова и предложили учиться на курсах шоферов…»

Учиться тоже было непросто: машины старые, руль доверяли чаще всего мужчинам, а девушкам приходилось довольствоваться больше теорией. Аттестовали только лучших, их оказалось совсем немного. Так шестнадцатилетняя Галина попала в летный полк, на 2-й Прибалтийский фронт, подвозила горючее к самолетам. Армия в ожесточенных боях продвигалась на запад, изгоняя врага с захваченных территорий. Деревенской девочке из уральской глубинки даже не представлялось, как огромна наша страна. На освобожденных землях оставались израненные, искалеченные города и деревни. Но верилось, что они залечат свои раны и станут еще краше, чем были. Псков, Витебск, в январе-феврале войска участвовали в Ленинградско-Новгородской операции, не позволяя врагу перебрасывать свежие силы под Ленинград, а уже в июле с боями продвигались по Прибалтике…

Понятно, что Галина не ходила в атаки с автоматом наперевес, главным ее заданием было вовремя заправить самолеты, чтобы они были в полной боевой готовности и по первому знаку могли взлететь в небо.
Она вспоминает ожесточенные бомбардировки врага, когда приходилось маневрировать на каждом клочке дороги, чтобы не просто уцелеть, но и сохранить машину с таким опасным грузом. На всякий случай водителям предписывалось ездить с открытой дверью кабины, чтобы успеть выпрыгнуть, случись серьезная ситуация. Однажды девушку во время бомбежки на полном ходу выбросило из кабины. Была сильная контузия, наверное, и сотрясение мозга. С тех пор начались проблемы со слухом. Но судьба или Бог берегли малолетнего воина: ни одного ранения за два с лишним года.

Несмотря на то, что советские войска гнали фашистов с нашей земли, враг не позволял расслабляться. Галина Федоровна вспоминает, как однажды оказалась отравленной вода в колодце, рядом со столовой, где питались все бойцы и командиры. Ночью сняли часового… Приготовленная пища оказалась смертельно опасной. Несколько человек пострадали, но их удалось спасти. В другой раз прошла информация о том, что немцы сбросили на парашютах десант. Все по очереди дежурили в карауле. Пришлось и нашей героине идти в ночной дозор. «Выдали винтовку с 5 патронами, разводящий показал участок в 200 метров. Темно, страшно. Хожу, оглядываюсь, дрожь пробегает по спине от каждого шороха. Любому, наверное, не по себе стало, а мне, девчонке, ведь тогда всего семнадцатый год шел… Вдруг, вижу неподалеку большой куст, не помню, был ли он раньше. Боюсь подойти…» Она вспоминает, как в тот момент было очень страшно: ноги стали пу-довыми, с трудом двигались, любой шорох мог показаться настоящим громом. Самое обидное, что не помнила, был ли этот злосчастный куст раньше или возник потом. И помощи ждать неоткуда — никого нельзя подпускать к себе. Срывающимся голосом девушка крикнула: «Стой! Стрелять буду!» В ответ — тишина. Она сделала неуверенный шаг, приближаясь к темному кусту, затем другой… и ударила штыком. Показалось, что кто-то ойкнул, и снова тишина. Галина не знала, сколько времени прошло, когда ее сменят, прошло ли два часа, которые ей предназначалось дежурить.

Вскоре показалась группа людей, в темноте нельзя было определить, кто они. Реакция часового мгновенна: «Стой! Стреляю на поражение!» От группы отделился силуэт, подошел поближе, окликнул. Девушка облегченно вздохнула — разводящий. Его она подпустила к себе, а вот когда с места тронулись остальные, она, как и требовалось по уставу, предупредила: «Разводящий ко мне! Остальные на месте! Стреляю на поражение!»
Тогда бойцу Лыжиной Г.Ф. от командования была объявлена благодарность за грамотные действия. А вот на соседнем участке другая девушка не только подпустила к себе людей, но и дала им проверить оружие, а когда потребовалось стрелять, то винтовка оказалась без затвора… Одним словом — война…

9 мая Галина Федоровна встретила в Эстонии. Помнит, как плакали и радовались люди, несли цветы…
Домой вернулась 25 августа 1945 года, полк долго держали, не расформировывали, думали, что перебросят на Дальний Восток, воевать с японцами. Интересно, что они с отцом возвращались в одном поезде, только его, раненого, везли на носилках из Берлина.

Вернулась с победой, с радостью великой, а дома — отец больной, измученная мать и маленькие братья, все голодные. Восемнадцатилетняя Галина сняла военную форму и пошла устраиваться на работу. Поначалу взяли ее на мельницу, но проработала она там всего один день. Время было очень тяжелое, люди голодали страшно, потихоньку тащили с работы съестное, если такая возможность появлялась. Вот и Галине завернули в ее роскошные косы стакан муки. Бедная девушка натерпелась страху, проходя через проходную, не меньше, чем в том ночном дозоре. Знала, что за воровство грозил не только позор, но и уголовная статья.
Затем с зятем-инвалидом войны занялись торговлей: ездили в Тюмень, покупали рыбу, а здесь продавали подороже. Ему было проще — инвалидов жалели. А вот ей приходилось тогда ездить «зайцем» и в тамбуре, и на крыше вагона, прыгать на ходу поезда, случалось, родственник зарывал ее в уголь. Приезжала домой, похожая на кочегара, но одно грело душу: она кормила семью, не дала родным помереть с голода.
Затем она познакомилась с Кудрявцевым Александром Егоровичем, ему было 28 лет, и он ей казался уже таким старым… «После двух свиданий он меня засватал, — улыбается она, — и прожили мы с ним 46 лет. В 2007 году его не стало. Вырастили 5 детей».

Галина Федоровна проработала на ДОКе 18 лет станочником, приходилось и бревна грузить. Теперь эта тяжела работа дает о себе знать постоянными болячками.

Все в ее жизни перемешалось: и большая радость, и трагедии. Дети росли хорошими, рано она оставляла их дома одних, старшие даже в детский сад не ходили, потому что не в чем было. Сидели дома все пятеро, не хулиганили, а сердце мамы каждый день ныло: как они там? С работы бежала домой бегом. В школе хорошо учились, старший, к примеру, окончил учебу с золотой медалью. К сожалению, двоих уже нет в живых. Многих пришлось ей схоронить: трагически погибли брат, внук, затем зверски убили младшую дочь Тамару с сыном Артуром (громкое убийство семьи Метлицких в Троицком — ред.). Этого внука она выпестовала как слабенькое растение, потому что с рождения он был нездоровым. Поставили мальчика на ноги, но злодеи лишили его жизни, не дав малышу даже пойти в школу…

Четыре месяца она тогда пролежала в больнице, думала, что больше не встанет. «Бог мне дает силы, — грустно улыбается она, — в 9 лет меня возили в Савино на святой источник, напилась я той воды. Правда, учительница тогда узнала, сильно ругалась, родителей в школу вызывали. А взрослой я сама в церковь пошла. И Господь мне во всем помогает…»

Может, она и права. Инвалид войны, перенеся 2 года назад инфаркт, после реанимации, она старается все делать по дому сама. По федеральной программе «Жилье для участников Великой Отечественной войны» она получила благоустроенную квартиру на Комплексе, где не нужно беспокоиться о дровах, воде, но порою скучает по своему старому дому, где выросли дети, где все были живы и счастливы…

Самым главным праздником она считает День Победы. Внуки обязательно возят бабушку на митинг, а после все собираются за столом в ее квартире. Собираются по 10 и более человек, соседи заглядывают. Поют, смеются и радуются вместе с Галиной Федоровной каждому прожитому ею дню.

Одно омрачает ее жизнь: события на Украине. Ей, фронтовичке, вдвойне больнее видеть, как на землях, где били гитлеровцев, снова расцвел фашизм. Страшно, что безвинно страдают дети, женщины, старики — такие же ветераны, как и она. Там их Победу украли, смешали с грязью. Больно и обидно… Поэтому она перестала смотреть телевизор, чтобы не плакать, не рвать свое изношенное сердце.

Хочется пожелать Галине Федоровне в преддверии ее любимого праздника, самого главного в стране, здоровья еще на долгие годы, радости, любви, внимания, заботы родных и близких.

Елена Малова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Реклама
Посещение каких магазинов вы предпочитаете?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: