25.02.2018      277      0
 

Неприкасаемые. Или нас ни кто не остановит!


Когда мы слышим «неприкасаемые», то в первую очередь представляем себе небожителей, руководителей высшего звена, для которых закон не писан, а если и писан, то не читан и т.д. И мало кто знает, что в действительности значение этого слова прямо противоположное: к этим людям нельзя прикасаться — можно замараться…

Обратимся к Википедии. Неприкасаемые — принятое в русском языке общее наименование ряда каст, занимающих самое низкое место в кастовой иерархии Индии. Неприкасаемые составляют 16-17 % населения Индии.В Японии к «неприкасаемым» («осквернённые, грязные», хинин — «нелюди» или «буракумин» — «жители специальных поселений») относились в первую очередь люди, занимавшиеся разделкой туш животных и соприкасавшиеся с кровью. Ранее они проживали в специальных обособленных поселениях («токусю-бураку»), куда не могли входить другие люди.

И эта удивительная трактовка термина «неприкасаемые», на мой взгляд, как нельзя более подходит к теме, о которой пойдет речь сегодня.

Вся Россия уже в курсе фантасмагоричной истории судьи Азовского городского суда Александра Гудкина, который будучи в нетрезвом состоянии совершил ДТП, выехав на встречку и столкнувшись с автомобилем «Киа», в результате маленький ребенок получил травмы. Но шокировал общественность не сам факт ДТП — с кем не бывает?, а поведение слуги Фемиды: прямо на глазах у свидетелей и сотрудников ГИБДД Гудкин начал скручивать номерные знаки на своём авто, заменив их на новые. Всё происходящее было зафиксировано на видео и выложено в Сеть. Как говорят свидетели, «пять номеров он успел нам показать», а вообще в багажнике у судьи имелся целый арсенал разных номеров! Позднее, оказавшись в дежурной части, Гудкин принялся утверждать, что находился на пассажирском сиденье BMW X5, и отказался от медосвидетельствования.

Азовский городской суд Ростовской области подтвердил информацию об участии своего судьи в ДТП на BMW X5, добавив при этом, что Гудкин — о, чудо совпадения! — находится в отпуске. И вот в Азовском городском суде 15 января прошло первое слушание по делу федерального судьи А. Гудкина, но тут же и завершилось, едва начавшись. Судья Н. Комова, ведущая это дело, взяла самоотвод. Свое ходатайство она объяснила тем, что на протяжении длительного времени работала с Гудкиным, и это обстоятельство помешает ей вынести объективный приговор. Как же быть? Видимо, дело передадут в другой суд, возможно, в Краснодарский край. Это там, к слову, где «золотая» судья Хахалева и судья-матершинник Шевченко. А кому, скажите, еще рассматривать такие дела?..

Но суть даже не в этом. А в том, что 23 января 2018 года вступил в действие новый Регламент МВД (опубликован приказ от 21 декабря 2017 г. N 948) по безопасности дорожного движения. Он фактически запрещает привлекать к ответственности судей, теперь ДПС не вправе применять арест к водителям, отказавшимся передавать свой автомобиль правоохранителям. Изменения в регламенте предоставили «иммунитет» на дорогах представителям судейского сообщества, приравняв их по неприкосновенности к прокурорам. Если раньше инспектор ДПС имел право отстранить от управления машиной и даже направлять на освидетельствование на состояние опьянения судью, то теперь это запрещено. Отныне гаишникам разрешается лишь составить рапорт с изложением сути нарушения и передать его вышестоящему руководству, которое перенаправит его в надзорное ведомство. И все.

Кстати, в МВД и Генпрокуратуре объясняют такой иммунитет необходимостью противодействия возможному «давлению на работников». И хотя Госавтоинспекция регулярно предпринимает попытки ужесточить контроль за действиями таких «спецсубъектов», каждая инициатива изменить регламент проваливается из-за активного противодействия той же Генпрокуратуры.

Давайте вдумаемся в положения нового регламента. Едет автомобиль, виляя из стороны в сторону. Сотрудник ГИБДД его останавливает — за рулем абсолютно пьяный человек. Мах корочками — и полицейский отдает честь и желает счастливого пути… Это судья! Дави кого хочешь, нарушай, что душе угодно! К тому же «оторваться» можно на других участниках дорожного движения, их ведь тысячи, редко нарвешься на судейский корпус!

Недоумение, мягко говоря, в обществе вызвало несколько обстоятельств. Во-первых, наглость человека в мантии, который открыто, в присутствии многих свидетелей и полиции, под взглядом видеоустройств менял номера на автомобиле, только что совершившем ДТП. Во-вторых, факт наличия в багажнике судейской машины десятка госномеров — это вообще законно, это разве не преступление? В-третьих, судья открыто угрожал свидетелям, пророчил им «проблемы». И какие же выводы сделаны после случившегося небожителями?Очень простые: зачем заморачиваться скруткой номеров, сдачей анализов, составлением протоколов, если можно решить вопрос кардинально — сделать любого судью полностью неприкосновенным! И сделали!..

Назвать это наглостью — слишком просто и банально. Беспределом — как-то старо. Я бы назвал, скорее, это вызовом всему обществу, это Рубикон, который уже перейден, отсекающий все пути назад. Где честь и совесть судьи, его высокая нравственность, нерушимые принципы неподкупности, независимости, торжества закона, перед которым все равны? Как завтра этот самый Гудкин будет рассматривать дела о ДТП, возмещении ущерба или, не дай бог, со смертельным исходом, когда пьяный водитель погубил невинные жизни? Что это за каста «неприкасаемых», давно создавших свой обособленный мирок, куда нет допуска никому, кроме избранных? Куда смотрит власть, которая назначает каждого такого судью на должность? Сколько еще должно прозвучать в СМИ мозголомныхневероятных историй, чтобы наверху, наконец, задумались над проблемой? Судья Хахалева, справляющая свадьбу дочери за несколько миллионов долларов. Пьяный Гудкин, непонятно зачем откручивающий номера со своего авто (они что, номера, на других людей зарегистрированы, на ту же машину?). Судья Шевченко, ругающийся матом в ходе судебного заседания, поминающий всуе президента… Это лишь недавние, яркие происшествия в судейском корпусе. А есть еще и уголовные преступления людей в мантии, и эта самая мантия нередко поглощает суровость наказания. Есть участие их в ОПГ, коррупционных схемах, преступном сговоре, отъему земельных участков и т.п. Может именно поэтому председатель Верховного Суда начал разговор о срочной необходимости судебной реформы, да как обычно инициатива увильнула куда-то не в ту сторону. Не говорю уже о столь явном непрофессионализме, неграмотности судей по всей стране, корпоративных интересах, заказных делах…

Как общество должно воспринимать такие «поправки» в Регламент МВД? Типа перед законом все равны, если иное не предусмотрено действующим законодательством? Как объяснить молодому, пока еще честному и порядочному сотруднику ГИБДД, что не каждый под градусом является пьяным, а по сути — преступником, а иногда даже совсем наоборот! Что превышение скорости или выезд на встречку не всегда таковыми являются, иногда проще перекреститься, чтобы не блазнилось… И вместо того, чтобы навести жесткий порядок в своем цехе, ведь негативная тень падает на все судейское сообщество, система зачем-то начинает прикрывать и вытаскивать проштрафившихся, непрофессионально отправляет их в отпуск задним числом, хотя вчера еще на официальном сайте дела были назначены, кладет в больницу с внезапно разыгравшейся ишемией, заставляет в крайнем случае писать заявление на увольнение.

Между тем,в народе преобладают негативные оценки деятельности судов, их выносят практически 50% опрошенных, и только 22% оценивают работу суда и судей положительно. Если по-простому, то это крах судебной системы. Профессионалы же, эксперты выделяют пять основных проблем в современной судебной системе России, говоря о необходимости проведения большой реформы. А именно: избыточная репрессивность — высокая доля обвинений — судейской системы, в основном в уголовных делах; избыточное влияние председателей судов и зависимость судей от организаций, в которых они работают; неопределенность оснований для дисциплинарной ответственности судей;низкое качество кадрового отбора на должность судьи; высокая нагрузка на судей, в том числе бюрократическая, что ведет к «существенному снижению качества судопроизводства», принятию решений «по шаблону», а также «выхолащиванию сути правосудия». Заметьте, эти проблемы не отрицаются самой судебной системой! Шаблонность вынесения решений, т.е. вынесенное несколько лет назад кем-то решение по гражданскому делу просто переписывается судьей, меняются лишь фамилии, даты и т.д. Незнание законов, когда лично президент прилюдно делает замечание судье, которая признала виновным человека в клевете за его обращение в прокуратуру. Удивительно, но в среднем судья выносит оправдательный приговор один раз в семь лет, и это при достаточно высокой квалификации адвокатского корпуса!

Таким образом, если 50% людей оценивают деятельность судов негативно, а профессионалы свидетельствуют о «выхолащивании» самой сути правосудия, то дело действительно — швах! Именно поэтому к предстоящей в этом году судебной реформе нужно подходить не как-нибудь, не с кондачка, а со всей серьезностью и ответственностью, чтобы процент доверия вырос хотя бы на несколько пунктов. Ну и, разумеется, нужно привлечь к ответственности любителей прилюдно свинчивать номера с попавшей в ДТП машины, а также «филологов» в мантии, исповедующих русский матерный.

А. КОМАРОВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Ваш комментарий

Войти с помощью:  
Реклама
Наш опрос
Хотели бы вы получать хорошие скидки во всех магазинах местных предпринимателей? Будь это продукты, бытовая техника или услуги?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: