28.04.2016      924      Комментарии к записи ЧАЭС — 30 лет катастрофе отключены
 

ЧАЭС — 30 лет катастрофе


26 апреля исполнилось 30 лет со дня катастрофы на Чернобыльской АЭС. Эта беда накрыла не только нашу страну: в результате взрыва на атомном реакторе была загрязнена радиацией территория площадью более 200 тыс. кв. км, из которых 70% пришлось на территории Украины, Белоруссии, России. Пострадали Норвегия, Швеция, Финляндия. Тысячи людей получили смертельные дозы облучения. Распространившаяся радиация поразила Ленинградскую область, Чувашию и Мордовию, в этих местах, как и в Белоруссии и некоторых европейских странах, она выпала в виде осадков.
После катастрофы вокруг ЧАЭС образовалась 30-километровая зона отчуждения, где официально никто не живет.

Прошло 30 лет, но пережившие ту страшную аварию продолжают по-прежнему умирать. Под четвертым энергоблоком до сих пор находится отработанное радиоактивное топливо, которое отравляет окружающую среду.
И этого можно было ожидать, поскольку работа АЭС после аварии лишь была приостановлена, а после сооружения бетонного саркофага над четвертым энергоблоком уже в октябре 1986 года были запущены первый и второй энергоблоки, а через год — третий.

В 2012 году на ЧАЭС начались работы по установке нового защитного саркофага, поскольку старый бетонный разрушается. Работы планировалось завершить к 2017 году, стоимость проекта оценивалась в 650 млн. долларов. Финансируют строительство 40 стран, в том числе и Россия. Сегодня называется сумма приблизительно в 1 млрд. 600 млн. евро. Завершением работ и не пахнет… Предполагалось, что это укрытие в виде гигантской арки высотой 110 м сможет закрыть со всех сторон 4 энергоблок, чтобы в будущем внутри демонтировать изношенные конструкции и изъять остатки ядерного топлива, собрать и утилизировать опасные материалы в хранилищах. Срок его эксплуатации — 100 лет. А там, может быть, придумают что-нибудь новое.
544a20d7ebecb_1414144215
НА АТОМ — С ЛОПАТОЙ
Но вернемся на три десятка лет назад. Первое сообщение о случившейся аварии последовало только через 36 часов, после чего началась эвакуация населения, проживающего вблизи АЭС.
Первыми ликвидаторами катастрофы стали 40 пожарных, 300 сотрудников милиции, медики, шахтеры, которые помогали откачивать воду, чтобы не допустить ее попадание в Днепр. Потом на протяжении нескольких месяцев здесь трудились инженерные войска и военнообязанные запаса, называемые в народе «партизанами».
Сразу после аварии погибли 31 человек, а всего — от 60 до 80 человек. Еще 134 перенесли лучевую болезнь разной степени тяжести, более 115 тысяч были эвакуированы из 30-километровой зоны.
В ликвидации последствий участвовало более 600 тысяч человек. Среди них — 58 таличан, побывавших там в 1986-1989 годах. Мне по долгу работы пришлось общаться с некоторыми из них, многих уже нет: за 30 лет ушло 32 человека, последний, Цепелев Н.Е., умер совсем недавно, в марте этого года…

Простые, обычные люди, ничего героического. Да и они сами никакими героями себя не считали. Их выдернули из мирной жизни, от семей, работы, выдав дежурное объяснение: военные сборы, на полгода. Ехали в неизвестность, только по дороге выяснилось, что их направляют на ликвидацию последствий чернобыльской аварии. Так они и стали ликвидаторами. Что такое радиация они мало представляли: ни вкуса, ни запаха, кругом все цветет, в лесу грибов полно. Некоторые пробовали и грибы, и яблоки. После работы принимали душ и надевали ту же одежду, в которой работали. Из всей защиты — респираторы, как их называли — «лепестки». Не задумывались о том, как все это в дальнейшем отзовется на их здоровье, хотя были взрослыми мужиками: брали ведь тех, кому за 35 лет и у кого есть дети.

Сегодня их осталось немного, это уже старики с кучей всевозможных болячек, о которых они предпочитают молчать. Кому это сейчас нужно? Самый молодой из них — Викулов Анатолий Николаевич, в этом году ему исполняется 50 лет. А в 1986 году он был девятнадцатилетним военнослужащим, со своими сослуживцами попал в первый эшелон. Парни даже и не догадывались, куда их везут, никто ничего не объяснял. Да и на месте никаких особых инструктажей. Выгрузили в поле, поселили в палатках, до сих пор вспоминаются те холодные ночи.
Просто работали там, куда направляли, в основном на расчистке территории, орудовали лопатами, ломами, метлами, ведрами. Ничего не зная о радиации, они нарушали даже простейшие требования безопасности: снимали респираторы — трудно дышать, работали без защитных перчаток — неудобно, мыли и отскребали стены, конструкции. На реакторе находились по 3 минуты. Там даже японские роботы не выдерживали, а наши мужики в простых защитных костюмах работали, спасая страну, остальной мир от страшной беды, даже не задумываясь об этом.

Викулову, возможно, было немногим легче: он работал водителем на Камазе (в котором, кстати, тоже не было никакой защиты): возил людей, продукты, рыл могильники для захоронения техники. И если «партизаны» через 3 месяца уезжали домой, то его «командировка» продлилась на целый год. И, видать, под счастливой звездой родился, или Бог его берег: после армии женился, у них с женой родились две дочки, которые подарили двух внуков.
Всего у талицких ликвидаторов после возвращения их из Чернобыля родилось 5 детей. Все они сейчас взрослые, росли как и все дети: со всякими болячками и хворями. И дай Бог, если чернобыльский след не отразится на их здоровье и здоровье их потомков.

26 апреля прошли митинги по всем городам России, кто мог, пришел, приехал, чтобы встретиться со своими боевыми братьями. Некоторые отказались от такой затеи, не желая бередить прошлое. Они даже друг с другом не любят общаться, чтобы не вспоминать те события, хотя как их забудешь, если каждая косточка, каждая жилочка ноют и плачут. Хоть мужчины и не признаются, но в душе у многих глубоко спрятана обида на людей, государство. На Чернобыле они оставили свое здоровье, став инвалидами, но это приходилось доказывать годами. Тогда 30-40-летние, они думали только о том, чтобы вырастить детей, помочь семье, а заботу о собственном здоровье пытались отодвинуть до пенсии. Думать об оформлении инвалидности не было времени, да и стыдно было стать инвалидом, которого даже на работу не брали. К тому же многих ранили черствые фразы: «мы вас туда не посылали!», услышав такое, ликвидаторы просто замыкались в себе. А потом, как выяснилось, многие этим навредили себе: в расчет принимались только первые 5 лет после взрыва на ЧАЭС — если в 40 появился букет заболеваний — значит, получил там дозу радиации. А если такие болячки появились в 60, то извини, брат, — это старость. Так что последние лет десять бывшие ликвидаторы, по их словам, групп инвалидности не получают. И какой вред был нанесен их здоровью, они узнали только в походах по врачам и больничным кабинетам.

По закону ФЗ № 1244-1 от 15.5.1991 г. «О социальной защите подвергшихся воздействию радиации граждан после аварии на ЧАЭС» ликвидаторы имеют ряд льгот, в числе которых выход на пенсию на 10 лет раньше (некоторые не дожили до такого дня, уйдя молодыми), бесплатный проезд в городском транспорте и электропоездах, бесплатные лекарства по определенному списку и т.д.
По мнению сегодняшнего председателя талицкого «Союза Чернобыль» Викуловой Н.И., государство лишь слегка попыталось отдать свой долг этим людям. Видимо, надеялись, что все они скоро умрут. А они не только живут, а нарожали детей и внуков! Хотя о чем говорить, если по сей день еще не все участники и инвалиды Великой Отечественной смогли получить квартиры!
Надежда Ивановна вспоминает, как ее будущий супруг возвращался из чернобыльской «командировки» домой на поезде. Проводница оказалась очень внимательной и предупредительной, просила самим не ходить за чаем, мол, принесу. А потом высказалась: «Будете тут заразу по вагону разносить!» Таксисты отказывались везти таких пассажиров. Так что Родина встречала их не как героев и дорогих гостей!..

Ранее я упоминала, что писала о некоторых из ликвидаторов. В каждом рассказе сквозила такая боль: у многих были изломаны судьбы, распались семьи, некоторые нашли спасение в бутылке. Судить их мы не имеем права. Эти люди стали просто человеческим материалом, которым закрыли гигантскую амбразуру. Больно, страшно и стыдно!
Стыдно и за наш город, что в Талице нет даже маленькой мемориальной доски с именами тех, кто принял на себя удар страшного атома, который отнюдь не мирный.

Елена Малова
Фото ТАСС

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Реклама
Посещение каких магазинов вы предпочитаете?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: