14.03.2024      174      0
 

Луговской детдом. История


80 лет назад был образован Луговской детский дом

14 марта 1944 года на базе школы в деревне Луговая был создан дошкольный детский дом, поскольку Талицкий детдом уже не вмещал всех сирот военного времени. Заведующему школой Адриановскому Василию Николаевичу было поручено создать необходимые условия для содержания детей, с чем он успешно справился. Был подобран хороший педагогический и обслуживающий персонал.

Согласно книге Ольги Светловой «Родословие: Исторические заметки», первый директор детдома Адриановский В.Н. был родом из семьи священника. Образование своё получил в духовной семинарии. Во время войны был демобилизован по состоянию здоровья и направлен в Луговскую школу заведующим. До этого более 10 лет он работал в нескольких талицких школах, при этом совмещал заведование и преподавание. Он был грамотным специалистом, неоднократно премировался районными и областными органами. Из характеристики на Василия Николаевича из Белоносовской школы следует, что он имеет большой опыт в привитии детям каллиграфически правильного и красивого письма, повседневно на всех уроках ведёт борьбу за грамотное письмо. Общие показатели по его классам и школе в 1934-35 учебном году: 1 и 3 классы, которые вел Василий Николаевич, успеваемость 100%, в целом по школе — 97,6%. Для внеклассного чтения скомплектована детская библиотечка из 100 книг. Товарищ Адриановский — педагог-отличник. В 1936 году участвовал в областном слёте педагогов-отличников и за хорошие показатели учебной работы получил в области премию — патефон.

Василий Николаевич был женат первый раз на Раисе Павловне. Супруга, родив ему четвертого ребёнка, скончалась. В 1939 году в Луговскую (еще тогда) школу направлена работать после окончания Талицкого педучилища Шихова Агния. Ей 20 лет, она симпатичная синеглазая девушка с короткой стрижкой по моде тех лет. Там ее и принял на работу директор школы Василий Адриановский. Двое его детей оставались допоздна в школе, лишь бы не идти домой, сидели с новой учительницей Агнией, та проверяла тетради после уроков. Василий Николаевич сказал ей: «Раз дети при тебе, твои дети-то, то и ты иди в мой дом, иди замуж». Агния Ивановна пожалела детей, впустила их в свое сердце, согласилась на предложение Василия войти в дом его женой…

Когда в новой семье родился 5 ребёнок, Василий Николаевич призвал священника и окрестил всех своих детей. Слух об этом дошёл до начальства. Василию Николаевичу следовало ждать неприятностей, такое было безбожное время, и его могли репрессировать, посадить, выгнать с работы. Не дожидаясь этого, они, оставив дом и большую часть имущества в Луговой, на 2 подводах спешно переехали в Каменский район. В книге про Адриановских представлен договор купли-продажи, согласно которому Василий Николаевич продал свой дом-пятистенок с надворными постройками Луговскому детскому дому за 7700 рублей. На новом месте — в деревне Мосина Каменского района супруги вместе учительствовали, но Василий Николаевич не прожил и десяти лет и умер в 59-летнем возрасте, оставив свою сорокалетнюю жену вдовой. Его младшему сыну тогда было всего 3 года.

Адриановский передал детский дом Глазачеву. Василий Михайлович принял его дошкольным, а затем в детдом стали приниматься дети младшего школьного возраста, содержалось около 80 с небольшим детей с 1 по 4 классы. Школа находилась в деревне Первуновой, недалеко от детдома. Недолго просуществовал и школьный детский дом: в декабре 1949 г. было принято решение ОблОНО о его ликвидации. В январе дети были развезены по другим детским домам, в основном в Тугулымский. Имущество и часть детей отправили в Талицкий детдом.

Луговской детский дом был размещен в здании начальной школы. Построили на территории, рядом со школьным зданием, и контору, изолятор, напротив — столовую, на берегу речки Юрмыч — баню, около конторы – склады, летнюю столовую, позже — спортплощадку. Находился детдом в живописном месте на окраине деревни Луговой, на берегу речки Юрмыч, рядом с железной дорогой. Неподалеку имелся земельный участок для выращивания зерновых, т.к. в детдоме содержали лошадь для хозяйственных нужд. Сено для нее заготавливали сами сотрудники. Продукты питания получали и завозили на лошади из пос. Троицкого, что в 4 км от д. Луговой.

Л.И. Пятилетова

Как вспоминает Любовь Ивановна Пятилетова: «Школу в Луговой строили около 1920 года (по имеющимся данным, ее открыли в 1924-м). Выбирать лес для строительства ездили зимой старики за краснополянский лес, на ту сторону Пышмы (на территорию Припышминских боров), выбирали не больной, одинаковый лес, нужной длины и толщины, и помечали. Затем ждали 40-градусных морозов, чтобы ехать пилить (так добивались высочайшего качества древесины), брус волоком тащили на лошадях. В здании школы были 4 больших класса, 2 больших коридора и раздевалка, высокие потолки.

Мы вернулись в Луговую летом 1994 года и начали строить дом из бруса бывшей школы, которая находилась на тот момент уже в бесхозном состоянии (пионерлагерь не функционировал с конца 1980-х — начала 1990-х, печки разобраны, железо с крыши поснимали). Брали целые бревна, которые находились в стенах между классами, наружные были хуже, много сгнивших. Муж Александр Прокопьевич привозил по выходным из Троицкого строителя, замучились зарубать углы, он все говорил: «Вот лес дак лес! Топор толком не берет. Пила как по железу пилит, цепи тупятся у бензопил». На следующий год выписали новый брус, стали строить баню и конюшню. И эти же пилы и цепи как по маслу нынешний-то лес пилили моментально. Жилой дом построили не на том же месте. Школа была ближе к железной дороге, а наш дом мы построили чуть ближе к деревне»…

С 1944 года в штате Луговского детского дома работали директор, бухгалтер, завхоз, кладовщик, медсестра, повар, помощник повара, воспитатели, няни, истопник, прачка. В мае 1944 года нескольким девушкам, окончившим талицкое училище, предложили досрочно получить диплом, если они пойдут работать в детский дом, все согласились. В их числе, согласно приказу № 35, были: Худякова Анна Владимировна, Моршанина Таисия Андриановна, Палехина Е.Т., Александрова София Борисовна, Паластрова Вера Васильевна.

Работала в Луговском детдоме преподаватель из Западной Двины Шмидт Елизавета Александровна, которая с тремя детьми была эвакуирована. Елизавета была принята на работу в детский дом в ноябре 1944 года и уволилась в июне 1946-го, поскольку муж вернулся из армии и приехал за семьёй. С декабря 1944 года в Луговском детдоме трудилась семья Федоровых. Супруга работала старшей воспитательницей, поскольку имела стаж преподавания 16 лет, а её супруг работал завхозом. В июле 1945 года они были реэвакуированы в Ленинградскую область.

Трудились в детдоме таличане: Попова Мария Ефимовна — помощником повара; Рухлова Анна Федоровна — старшим воспитателем (при этом до поступления она отучилась в Камышловском педучилище и работала 7 лет в Камышловском детском доме); Зырянова Таисия Ивановна окончила 1 курс педучилища, а 2 не был ею окончен по материальным причинам, и она была принята воспитателем с обязательством закончить училище. Волчихина Мария Егоровна, ранее заведующая мастерской д. Луговая Райпромкомбината, была принята на работу в качестве бухгалтера, а после отъезда к месту работы мужа её должность заняла Стародубцева Зинаида Алексеевна.

В детдоме работали мужчины, которые участвовали в военных действиях. Волчихин Василий Игнатьевич служил в старой армии с 1915 по 1918 годы и в Красной армии с 1942 по 1945, где принимал участие в боях за освобождение нашей Родины, был награждён медалью «За победу». Шихов Степан Иванович имеет 3 медали: «За боевые заслуги» награжден в августе 1943-го за то, что под сильным огнём противника регулярно доставлял на передний край письма, газеты и журналы, кроме того, помогал старшинам в обеспечении роты боеприпасами. В июле 1944 года награждён медалью «За отвагу» при выполнении боевого задания в районе Витебской области. Согласно наградному листу с сайта «Память народа»: «Группа разведчиков проникла в тыл противника, товарищ Шихов, будучи командиром поддерживающей группы, огнём своей группы обеспечил захват пленного и огнём своего автомата уничтожил несколько фрицев».

Согласно сводкам о контингенте Луговского детского дома, передаваемым в отдел народного образования, в июне 1944 года в Луговской детский дом принято 68 детей, в 3 квартале 1946 года — 33 ребёнка.

Часты командировки личного состава в Свердловск на склад ОблОНО за получением одежды, обуви, постельных принадлежностей, посуды, рыбьего жира; в Тугулымский детдом за получением валенок или в село Байкалово за фуфайками. Коллектив готовится к посевной кампании, приобретаются тяговая сила, семена, сельхозорудия. Также, согласно основным средствам, за июнь 1944 года отражены расходы 12 000 рублей за купленных коров.

О быте детского дома рассказывала Частухина Анастасия Павловна, работавшая в детском доме няней, она вспоминала, что условия были очень тяжёлыми. Не хватало одежды, белья, дети спали на топчанах. Проводили санитарную обработку этих топчанов, ошпаривая их кипятком. Ребятишки все были вшивые, их стригли наголо. Когда наступал банный день, то собирали их белье и то, что им на постели стелили, в ограде в чанах все это кипятили, обрабатывали.

Неудовлетворительные санитарные условия детдома подтверждаются приказами директора Адриановского о необходимости привести в образцовый порядок стены, пол, постельные принадлежности и детское белье, немедленно изолировать заболевших детей от здоровых, мыть детей через 6 дней, категорически запретить ложить детей на кровати по двое, выварить все кровати и смазать керосином, прогладить или прожарить одеяла…

Малышева Галина Михайловна помнит Моршанину Таисью Андрияновну, которая работала в детском доме и рассказывала, что привозили детей из Ленинграда. Также сохранились воспоминания Софьи Борисовны Худяковой, которая в 1943 году закончила Талицкое педучилище и была направлена в Луговской детский дом, который только что открылся для детей из прифронтовой полосы и блокадного Ленинграда. «Бомбёжки, смерть родных, истощение – всё испытали эти дети, поэтому нуждались в особой заботе и ласке. Не хватало продовольствия, не было одежды и обуви. Овощи выращивали сами. Не было в детдоме посуды, приспосабливали консервные банки. Сами строили баню, чтобы у детей была возможность помыться. Из старых обносков шили им одежду. А чтобы устроить праздник на Новый год, сшили им костюмы из старой марли, клеили из бумаги. Сияющие глаза ребятишек были наградой для молодых воспитателей за их труд. А когда находились и приезжали родители, это надо было видеть! Встречать бежал каждый, в надежде, что приехали именно за ним… Бывало и так, что родителям дадут адрес их детдома, они приедут, а ребенка здесь нет. Они раздадут подарки и едут дальше искать своё дитя. Но один случай Софья Борисовна до сих пор не может вспоминать без слёз. Однажды приехал военный за дочкой, а его повели на могилку. Вот такие перипетии судьбы»…

Поступали дети из Талицкого района, Свердловска и области: Каменска-Уральского, Нижнего Тагила, Красноуфимска, Кировграда, Серова, Ревды. В одном из личных дел воспитанников найдена запись: «Задержанного ребенка нашли на рынке. Мальчика 6-ти лет. Записка с фамилией была написана и вложена в сумочке, а сумочка была завязана на шее… кусок за пазухой, и вода под цвет морса в чекушке. При этом вода и записка доставили сомнения о том, что мальчик брошен».

Из 30 выбранных личных дел воспитанников за 1944-1945 гг.: двое умерли (от дизентерии, гепатита), один мальчик сбежал, 27 из них вернулись в свои либо приёмные семьи. За детьми приезжали матери, отцы, вернувшиеся с фронта, тёти, бабушки. Встречаются расписки следующего содержания:

«Я, мамаша…, получила своего ребенка в хорошем состоянии из Луговского д/д. За уход моего ребенка приношу всем сотрудникам благодарность».

«Прошу вас выдать мне моего сына, т.к. в настоящее время я материально живу лучше и имею силы воспитывать ребенка».

«Прошу разрешения взять обратно ребенка в виду болезни заболевания легких, ей требуется уход матери, и я ей родная мать. Сейчас условия у меня лучше, чем в прошлом году».


Детей из детского лагеря стало усыновлять и местное население
:

«Ввиду малого семейного положения мы со своей женой посоветовались заранее и, обдумав глубоко и сознательно, решили просить дирекцию Луговского д/д разрешить нам взять на воспитание из вашего д/д девочку, у которой якобы нет родителей в живых, хотим удочерить ее».

Закончить своё выступление хочу двумя выдержками из личных дел, которые никого не оставят равнодушными и вновь докажут, какое большое сердце у нашего народа.

Опрашивают мальчика 14 лет:
«Я ездил в Сарапул на поезде № 88, ехал в Свердловск. Доехал до Свердловска, смотрю — в вагоне остался один подброшенный мальчик.
Спрашиваю: «Как тебя звать?»
Он сказал: Вова…
Я говорю: «Пойдешь ко мне жить?»
Он сказал: «Пойду…»
Я его взял, но он был не один, ехал с сестрой, но сестру взяла одна тетя, а я взял его. Мы бы взяли его, если бы ему дали хлебную карточку, и устроили в садик, и пусть бы жил у нас, стали бы кормить. Но я его взял и отвел в 5 отделение».


И заявление бабушки, которая забирает внука из детского дома:

«Затем прошу разобрать заявление в том, что внук нашего сына, мальчик семи лет, проживает в Луговском детдоме, а сейчас мы желаем его взять к себе на воспитание. У нас никого нет, живем семья: нас двое со стариком, и у нас все же свое хозяйство, своя изба и есть корова и огород, так что все же хотим его воспитать как сына».

Если вы или ваши родственники обладают любой информацией о Луговском детском доме, или в вашем фотоархиве есть снимки на фоне зданий Луговского детского дома, просим связаться с библиотекарем Луговской библиотеки по номеру телефона 8 900 198 89 79 — Дарья Толкачёва.

Д. Толкачёва

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5/5 - (1 голос)


Ваш комментарий

Войти с помощью:  
В каком формате вы читаете книги в последнее время?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: