24.08.2023      441      0
 

МЫ. История не одного солдата


В редакцию пришло письмо от нашей благодарной читательницы Галины Ивановны Блиновой. Человек она неравнодушный, активный, несмотря на проблемы со здоровьем. Возможно именно поэтому чужую боль и беду эта женщина воспринимает как свои.

«Уважаемый коллектив моей любимой «Восточки»! Хочу рассказать вам о судьбе, причем очень незавидной, одного контрактника – Кузнецова Андрея Владимировича.

Как только началась СВО, он три раза ходил в военкомат, чтобы его взяли добровольцем на фронт, и только на третий раз добился своего. А ведь тогда еще не было рекламы по телевизору. 24.10.22 года он был отправлен в г. Екатеринбург в 32 военный городок, а оттуда в Чебаркульский полевой лагерь «Азов» и приписан к в/ч (…) курсантом БМП (боевая машина пехоты). После подготовки отправлен в Ростов-на Дону, позднее в Миллерово Ростовской области, также в полевой лагерь. И только после этого его уже перекинули на действующие позиции в районе Сватово-Кременная Луганской Народной Республики. Это было 13.12.2022 года.

21 декабря 22 года во время штурма опорника ВСУ парень получил тяжелое минно-взрывное ранение: повреждение обоих легких, проникающее ранение живота с повреждением селезенки и кишечника, оскольчатые переломы позвонков и левой подвздошной кости. Ранение повлекло развитие тромбоза и анемии. В общем, тот еще набор для выживания. Первая медицинская помощь Андрею была оказана в ростовском госпитале. После операции в тот же день был отправлен в военно-медицинскую академию им. Кирова в С.-Петербург, где ему сделали еще шесть операций в связи с перитонитом. Потом его отправили на две недели в военно-морской госпиталь для дальнейшего лечения.

Дальше был г. Самара, полк выздоравливающих военнослужащих, где после заключения ВВК ему дали отпуск по ранению на 2 месяца, по истечении которых ему пришлось снова ехать в Самару. Следующие необходимые операции было делать еще рано, поэтому отпуск продлили еще на месяц. Но дело в том, что ВВК определяет необходимость отпуска, а подписывает приказ командир военной части, к которой приписан военнослужащий. Пришлось Андрею ехать в Еланские лагеря. Но там ему сообщили, что он был исключен из списков личного состава в связи с переводом к новому месту службы и теперь на денежном довольствии не состоит, эта информация была внесена в Единую базу данных. Сам Андрей ни о каких переводах в другие военные части ничего не знал, ему было некогда думать об этом, поскольку он боролся за свою жизнь, находясь то в одном, то в другом госпитале, в разных городах. При этом никаких отметок в его военном билете нет, выходит, что он нигде не служил, а ранение получил в пьяной драке? Есть только одна отметка в военнике, что он мобилизован – и все!

Андрей Кузнецов не получил положенных выплат по ранению. Я не могу понять, почему человек, который выжил в такой «мясорубке», пришел домой, хоть и тяжело раненый, но все же живой, должен через силу ходить по инстанциям и доказывать, что он не верблюд? Денежное довольствие он не получал с марта 2023 года, правда, ему выплатили губернаторское пособие. Где парню искать правду? Ходил Кузнецов в наш РВК, где его посылали то в Луганск, то в Ростов, то в ЕКБ – куда угодно, лишь бы он не отсвечивал и не путался под ногами. Если уж на то пошло, то это работа военкомата, делать запросы, тем более что Андрей совершенно не оправился после ранения: с трудом ходит, испытывая постоянные страшные боли в животе, к тому же с действующей колостомой (мешок). Ему приходится самому покупать эти мешки, а денег нет, проездил, исполняя требования и приказы ответственных лиц. Работать он не может, поэтому приходится брать у родителей-пенсионеров. А вот что ему заявила одна сотрудница РВК: «Ничего страшного, пенсионеры получают больше, чем работники военкомата!» Это ли не издевательство?

Пожалуйста, разберитесь в данной ситуации. Не поверите, пишу и не могу сдержать слез… Человек воевал за Родину, кровь проливал, а теперь, став инвалидом, никому не нужен? Военнослужащим, получившим ранения или тяжелые увечья, полагается по закону бесплатная медицинская помощь, включая изготовление необходимых медицинских изделий и протезов. Об этом красочно расписано в телевизионной рекламе, наряду с кучей различных социальных льгот. Вот и Андрею необходима срочная операция, чтобы убрать этот чертов мешок, но почему-то в екатеринбургской больнице ему заявили, что надо ехать в Санкт-Петербург или Москву, где проводят такие манипуляции. Объясните мне русским языком, откуда такое пренебрежительное отношение к раненому? Гоняют человека как футбольный мяч с места на место, без каких-либо справок и гарантий. Как он в таком состоянии должен путешествовать, а если у него в дороге лопнет этот мешок или еще что страшное случится?..

P.S. Бедный Андрюша… В свои 42 года он, считай, инвалид. Но при этом большой молодец! В разговоре сказал мне: «Знаешь, Ивановна, когда вылечусь и меня признают годным к несению службы, я опять поеду воевать!»»

Вот такое письмо. Во-первых, спасибо Галине Ивановне за ее неравнодушие и человечность. Во-вторых, за внимание к проблеме. К большому сожалению, это проблема отношения людей друг к другу. Так было и после Великой Отечественной войны, когда инвалиды без рук и без ног вдруг стали никому не нужны и даже «портили впечатление» своей беспомощностью, поэтому их старались убрать со столичных улиц куда-нибудь «за 100-й километр». Так было и после Афганской войны, когда ребятам, вернувшимся «из-за речки», заявляли, мол, «мы вас туда не посылали». Было это и после конфликта в Чечне. Это есть и сегодня, но это уже делаем мы сами, а не государство. СВО действительно отличается своим подходом к военнослужащим, изданы, пусть и в спешном порядке, необходимые нормативные акты, гарантирующие солдатам медицинское лечение и сопровождение, социальное обеспечение и крупные денежные выплаты в связи с ранением и в случае гибели. Этим, как мы знаем, постоянно занимаются лично президент и правительство. Выделены необходимые средства и деньги, открыты банковские карты, оказывается помощь родным наших бойцов. А мы сами, люди вокруг, вольно или невольно позволяем себе такое отношение к ним.

Не раз писал, что страна как бы разделилась на тех кто Там, и кто остался Здесь. Многие никак не могут осознать, что никакой Спецоперации давно уже нет, что идет настоящая война на истребление русского народа, открытая и беспощадная. Да, наши военные заводы работают 24 на 7, в три смены. Люди собирают гуманитарку и отправляют на передовую, к этому делу привлечены и дети, и взрослые. Но… Кажется, что полного понимания факта, что Россия в большой опасности, все же нет. Как нет мозгов у некоторых бюрократов, не важно, от минобороны они или исполнительной власти, понять, что чужой войны, как и беды, не бывает. Ведь для подавляющего большинства россиян ничего как бы не изменилось: и ночные клубы работают, и пиво с водкой льются рекой, и праздники отмечаются, и песни поются. И строятся, и «бабки заколачивают», и «отдыхать ездиют», и планы мечтают. Им кажется, что все, о чем говорят и показывают по телевизору – это где-то там, далеко, и к ним как будто бы не имеет никакого отношения. Мне кажется, что осознание новой реальности, в которой мы уже живем, и в которой нам всем предстоит жить в ближайшем будущем, – это некая сверхзадача для каждого человека. На войне как на войне…

Андрей решил обратиться к президенту и написал ему письмо, в завершение которого отмечает: «Уважаемый Владимир Владимирович, я всецело поддерживаю Вашу политическую позицию и горжусь страной, в которой живу. Всем жителям известно Ваше отрицательное отношение к бюрократам, поэтому думаю, что только Вы и сможете мне помочь. Не хотелось бы добегаться по инстанциям до того, чтобы меня еще и в СОЧ (самовольное оставление части) обвинили, не для того воевал». Документы Андрея Кузнецова мы также передали депутату Госдумы Максиму Иванову, который принимает активное участие в судьбе ребят, вернувшихся с СВО. Будем ждать результата.

Хочу еще вот на чем акцентировать внимание. Только в конце мая 2023 года Андрею стало известно, что еще 31 марта его денежный сертификат был направлен в Управление финансового обеспечения Министерства обороны по Южному военному округу в г. Ростов-на Дону. Чтобы получить эту информацию, необходимо было обратиться в ФКУ «Единый расчетный центр» Министерства обороны Российской Федерации и дождаться ответа. Как сообщили в этом Центре, «обеспечение военнослужащих единовременной выплатой не входит в компетенцию ЕРЦ МО РФ… По служебным вопросам и в случае неудовлетворения положенными видами довольствия военнослужащий должен обращаться к непосредственному командиру (начальнику)». От кого, интересно, Андрей должен был узнать, что у него появился новый командир, что ему поменяли часть, что назначили денежные выплаты? И где гарантия, что пока он едет в Ростов, ему вновь не поменяют т.н. место службы? Зачем тогда все эти единые базы данных, тысячи чиновников и финансистов, зачем открывать солдатам именные карты, если потом им, больным и израненным, инвалидам, приходится лично обивать пороги десятков учреждений? Если каждым таким случаем будет заниматься лично президент?..

Прав Владимир Владимирович, когда говорит, что пора чиновникам менять свое отношение к людям, а тем более к русскому солдату. «Люди должны чувствовать, что страна с ними, страна поддерживает их и понимает ту роль и миссию, которую они выполняют в рамках спецоперации», — обратил внимание Путин. Он также дал свой наказ всем чиновникам на всех уровнях власти об участии в судьбах погибших ребят: «Хочу обратиться к семьям тех наших товарищей, которые уже никогда лично не придут за высокими государственными наградами. Хочу, чтобы меня из этого торжественного зала Кремля услышали все мои коллеги во всей стране, услышали на разных уровнях власти. Это наши семьи. И их дети – наши дети. И относиться нужно именно так не потому, что где-то кто-то это прописал или приказал, а по зову сердца!» Если президент говорит об этом, значит история Андрея Кузнецова совсем не особая и какая-то исключительная. Более того, с тем же самым сталкивается практически каждый боец, получивший ранение, каждая семья, которой полагаются выплаты в связи с гибелью родных. Нам всем стоило бы соответствовать этим важным и правильным словам Владимира Путина: «Мы гордимся каждым из вас, восхищаемся стойкостью и отвагой людей, которые в сложный для Родины момент встали на её защиту и выполняют свой ратный долг в зоне боевых действий». Это по поводу «Мы».

Редакция будет следить за судьбой Андрея Кузнецова, простого русского солдата.

Фото из открытых источников

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3.7/5 - (3 голоса)


Ваш комментарий

Войти с помощью:  
В каком формате вы читаете книги в последнее время?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: