15.06.2023      309      0
 

«Пожинать плоды пожара 2023 года будут наши потомки уже в следующем веке…»


О ЛЕСНЫХ ПОЖАРАХ И РАБОТЕ ТАЛИЦКОГО ЛЕСНИЧЕСТВА

К счастью, долгие майские дни, когда жители Талицкого городского округа буквально жили в дыму и ловили летящий с неба пепел, уже остались позади. Однако по сей день в сводке ЕДДС фиксируются очаги возгораний то в Буткинском, то во Вновь-Юрмытском и пр. лесничествах… Стоит ли ждать новой беды? Какой урон нанесли майские пожары? Правда ли, что еще наши дети и внуки будут восстанавливать леса, которые сгорели в мае этого года? С этими вопросами мы обратились к Владимиру Ивановичу Собчук, директору ГКО СО «Талицкое лесничество». Он со свойственным ему спокойствием подробно рассказал нам о процедуре восстановления лесных массивов, то и дело тлеющих очагах в глубине леса и других, не менее печальных моментах жизни лесничеств, которые сегодня переживают непростые времена.

Начнем, пожалуй, с исчерпывающего ответа на волнующий многих вопрос: почему именно в этом году пожар так яростно уничтожил много леса? Напомним, в начале мая в районе полыхали крупные пожары сразу в нескольких лесничествах ТГО. Урон на сегодняшний день оценить сложно, но сгоревшие площади лесов заставляют задуматься о том, что потери мы понесли серьезные… Рассуждая о причинах, многие пеняли на диверсионные группы, но все же специалисты утверждают, что причины бедствия до боли банальные и простые, уверен Владимир Иванович: «Любое из ряда вон выходящее происшествие, как этот май, имеет не одну причину возникновения. На моей практике (прим.: стаж В.И. составляет 30 лет) режим ЧС вводился впервые. Есть и целый комплекс проблем, накопившихся не только в лесном хозяйстве, но и в других отраслях, так или иначе влияющих на распространение пожаров. Так, например, сельское хозяйство». Рассказал Владимир Иванович интересную историю, лишний раз подтверждающую, что развитие сельского хозяйства может уменьшить ежегодные тысячи гектаров сгоревших лесов. В районе деревни Зобнина также некогда полыхал лесной пожар, вблизи очага возгорания был охотничий домик (забегая вперед отметим, он остался целым и невредимым), вокруг которого лес сгорел полностью. Хозяин дома на участке содержит скот, в его хозяйстве 8 коров, которые и «уберегли» дом хозяина от бушующего вокруг пламени: «Коровы съели траву по периметру, поэтому дойдя до границ участка, пожар дальше пройти не смог.В этом случае огню просто некуда было идти. Точно так же раньше было и вблизи талицких деревень и сел. Скот вытаптывал и съедал траву. Сегодня, увы, картина немного изменилась. Эта история актуальна не только для Талицкого района. Если опять же вспомнить события майских дней, часть пламени перешла на наши леса из степной Курганской зоны. Там в былые времена тоже было развито сельское хозяйство, и пожаров таких масштабов было в разы меньше». Еще одной причиной пожаров, естественно, становится погода. По словам Владимира Ивановича, минувший май был самым жарким за 90 лет! Усугубили проблему и сильные ветра, которые способствовали распространению пламени. Вопрос техники здесь, к слову, вовсе не первичен – когда пожар двигается со скоростью 7-9 км в час, с ним справиться не сможет ни одна единица штатной техники лесничеств. Ну и, естественно, не будем закрывать глаза на нашу с вами человеческую халатность, даже в пожароопасный период профилактические рейды выявляли нарушителей, которые вопреки запретам жарили шашлыки вблизи лесов или на берегу водоемов. Все эти факторы в совокупности и стали причиной десятков сожжённых гектаров леса в ТГО. Владимир Иванович отметил, что лесные пожары полыхают каждый год, и это, конечно, не ново. Однако впервые в этом году на территории ТГО был введен режим ЧС.

В проблеме лесных пожаров первостепенен вопрос оборудования, которое поможет лесникам, волонтерам в кратчайшие сроки локализовать возгорания, добираться до лесных глубин, что не всегда просто. И этот вопрос, увы, стоит довольно остро, поэтому и добровольцы, и жители окрестных деревень, и местные предприниматели, и администрация ТГО не пренебрегли помощью именно технической. У кого-то во дворе стоял трактор, кто-то предоставил телефон с радиосвязью, кто-то на квадроциклах и более-менее проходимых машинах доставлял желающих принять участие в тушении пожара жителей ближе к полыхающему лесу. В вопросе снабжения лесничеств необходимым оборудованием, к счастью, уже спустя месяц после глобальных пожаров наметились первые положительные изменения. Например, лесничества Свердловской области получили 19 новых внедорожников для патрулирования. Ключи от новых автомобилей по поручению главы региона Евгения Куйвашева 8 июня вручил первый заместитель губернатора Алексей Шмыков. На закупку автомобилей из федерального бюджета региону было направлено более 27 миллионов рублей. Кроме того, уральские лесничества получат порядка 50 современных радиостанций для оперативного обмена информацией о пожарах, устройства приобретут в дополнение к уже имеющимся. Портативные радиостанции будут настроены на авиационный диапазон – с их помощью лётчики-наблюдатели смогут обмениваться данными с коллегами наземных служб. «Устройства поступят в 26 лесничеств, где контроль за лесопожарной обстановкой ведётся с помощью авиамониторинга. Переговорные системы имеют большую дальность передачи сигнала, они позволят специалистам лётной службы в онлайн-режиме передавать на землю информацию о квадрате и площади возгорания, при необходимости координировать сброс воды или высадку к месту очага работников парашютно-десантной пожарной службы», – сказал министр природных ресурсов и экологии Денис Мамонтов. Талице средства на приобретение радиостанций также были выделены, в ближайшие время будет приобретено 2 единицы устройств радиосвязи. Появление подобных «земля-воздух» станций, отмечает Владимир Иванович, значительно облегчит процесс тушения лесных пожаров. С их помощью будут проводиться корректировки траектории сброса воды с самолетов, что, как оказалось в этом году, актуально, а порой и становится решающим фактором. Лесничеств в ТГО, конечно, больше, чем станций, которые будут закуплены, и может показаться, что потребности они не закроют. Однако, по словам Владимира Ивановича, эта мера экстренная и редко применяемая, в этом году впервые за 30 лет в Талицком лесничестве появилась потребность в связи с огромным самолетом МИ-8, который и тушил крупные пожары в Буткино Озере. Несмотря на то, что общими усилиями авиаохраны, лесничеств, добровольцев и местных жителей огонь не был допущен к населенным пунктам, он успел значительно повредить лесные массивы.

Сгоревшие леса с высоты птичьего полета

В целом, как отметил Владимир Иванович, на словах делать выводы о нанесенном майскими пожарами уроне пока рано, осенью специалисты приступят к оценке сгоревших лесов, но до рубля оценить каждый участок и осознать экологический ущерб невозможно. Еще не разработана система оценки состояния лесов после пожаров, которая бы учитывала сразу множество факторов: количество погибших животных и деревьев, потеря товарной древесины, затраты государства на выращивание лесов, уничтоженных пожаром, затраты на тушение и дальнейшее восстановление… Получается, что цены у сожженного гектара нет, его можно назвать бесценным. К слову, бесценные гектары полыхали не только на территории ТГО. В области от огненной стихии пострадали десятки и тысячи га леса. Так кто же и как будет наши леса восстанавливать? Очевидно, что «легкие» региона прилично пострадали, поэтому мы спросили и об этом. Более 30 тысяч гектаров свердловских лесов в этом году будет восстановлено в рамках национального проекта «Экология». Специалисты Уральской авиалесоохраны, лесничеств и арендаторы проведут лесовосстановительные работы на местах плановых вырубок и площадях, пострадавших от лесных пожаров. Почти семь тысяч га займут сеянцы сосен и елей – их высадят в том числе и на местах, где ранее деревья полностью погибли. Лесовосстановление на таких участках начинается минимум через год после пожаров – площади перед высадкой деревьев необходимо обследовать и подготовить. «После лесных пожаров проводится оценкасанитарного состояния лесных насаждений и назначение санитарно-оздоровительных мероприятий. Для оценки проводят лесопатологические обследования, в ходе которых устанавливается степень повреждения древостоя. В случае если древостой погиб полностью, то назначается сплошная санитарная рубка, при частичной гибели лесных насаждений санитарная рубка проводится выборочно. Деревья можно высаживать сразу после расчистки и подготовки почвы», – говорит министр природных ресурсов и экологии Денис Мамонтов. Говоря простым языком, на выжженной земле специальным плугом пашутся борозды, вручную в них высаживают молодые деревья (которые, к слову, должны быть выращены из семян, полученных в нашем регионе, и обладать целым пакетом документов: сертификатом качества, договором купли-продажи и пр.), а далее многолетний труд до «возраста рубки» деревьев. Первые 10 лет после посадки лесничие и арендаторы будут ухаживать за саженцами, делать окоску. В промежуток от 10 до 20 лет от посадки ответственные делают прочистки борозд, убирают нежелательную растительность. В 20-40 лет проводят осветление: разрубаются специальные коридоры в лесу, которые дают сосне больше света для роста. 40-60 лет — время прореживания, сухостойные и кривые деревья вырубаются, а в период 60-80 лет проводятся проходные рубки. И только по истечению 80 лет(!) дерево пригодно для рубки. Так и получается, что пожинать плоды пожара 2023 года будут наши потомки уже в следующем веке…

Работы по восстановлению сгоревших участков грядут глобальные, впрочем, для сотрудников лесничеств это не в новинку – такие вызовы для них буквально ежегодные, поэтому своё дело они знают точно. Только вот рук в лесах, как ни крути, не хватает. Например, в Буткинском лесничестве, принявшем на себя основной удар огненной стихии, трудится всего двое лесничих… При этом всего в ГКО СО «Талицкое лесничество» трудоустроено порядка 30 человек. «У нас создался свой микроклимат, со своими особенностями работы и обязанностями. Так и живем, работаем. Есть страх, что скоро это может оказаться ненужным для подрастающего поколения. В былые времена мы работали напрямую со школами, организовывали для учеников выезды в лес, рассказывали о профессии и стремились их заинтересовать, ездили на спартакиады… Сегодня вся общественная работа отошла на второй план», — отмечает Владимир Иванович. О причинах кадрового голода наш собеседник говорит с заметной тоской, хотя, безусловно, понимает и разделяет тяжесть профессиональной сферы: здесь на работниках лежит большая ответственность, необходимо вникать в отчетность, напрямую вносить данные в различные учетные системы, лесничим же следует держать на контроле ситуацию на десятках га земли, за которыми уследить не всегда возможно. Как финальный штрих – достойная, но все же небольшая заработная плата. В основном, как отмечает Владимир Иванович, на работу в лес не приходят посторонние люди, многие имеют в трудовой книжке только одну запись и работают в лесничестве уже четверть века. Есть и династия Шарковых, сын, с детства проводивший много времени на работе у отца, пошел по его стопам и теперь тоже трудится в лесничестве. Многие сотрудники перешли в Талицкое лесничество из Межхозяйственного лесхоза, а это значит, что трудятся в лесу они тоже не один десяток лет. Сотрудники опытные и надежные, а вот сам опыт передавать пока некому…

В лесу, напоследок отметил Владимир Иванович, мы все-таки гости, хотя порой и называем себя его хозяевами. И наша основная задача – охранять и беречь, эффективно использовать и возрождать то, что было уничтожено этой же природной стихией, свободно бушующей порой от нашей «легкой» руки.

И.Конюкова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Rate this post


Ваш комментарий

Войти с помощью:  
Хотели бы вы получать хорошие скидки во всех магазинах местных предпринимателей? Будь это продукты, бытовая техника или услуги?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: