25.05.2015      424      Комментарии к записи «Я сам виноват в собственных проблемах» отключены
 

«Я сам виноват в собственных проблемах»


Говорят, что человек сам пишет книгу своей судьбы, как он постарается, так и все сложится в его жизни…

В №16 ВП мы рассказывали о бездомном Андрее, живущем на улице. Многих людей взволновала судьба бедняги, некоторые таличане звонили в редакцию, интересуясь его дальнейшей судьбой, другие останавливали на улице и расспрашивали о деталях этой некудышной истории.

Напоминаем, что сразу после публикации в газете мужчина попал в хирургическое отделение районной больницы. Там ему был поставлен диагноз: гангрена нижних конечностей, после чего провели операцию. Стало быть, благодаря вмешательству журналистов человек не умер на улице, не получив медицинской помощи. Кто его знает, узнай о нем мы раньше, может быть он остался с ногами.

Самое обидное в этой истории то, что многие знают Андрея: кто-то учился с ним в школе, техникуме, другие провожали в армию, третьи гуляли на его свадьбе. Те, кто постарше, помнят его родителей. Но когда он превратился в грязного бомжа, большинство знакомых от него брезгливо отвернулись. Остались немногие друзья, которые, жалеючи непутевого, подкармливали его, ругали за то, что махнул на себя рукой. Другие просто забыли о его существовании. Но находились и такие, которые пользовались его слабостью: нанимали на всякие хозяйственные работы, копку огородов, а расплачивались стаканом браги с огурцом, Да еще пеняли, что слишком медленно работает!

Все эти подробности описываются не для того, чтобы разжалобить нашего читателя. Здоровый мужик, с руками, ногами, трудоспособный по собственному желанию превратился практически в хлам, ведет асоциальный образ жизни. Насильно ведь никого счастливым не сделаешь. Жалко немощных, больных, стариков, детей. Жалко брошенных кошек и собак. И все же — человек, можно сказать, умирал на улице. Целых пять дней мимо него ходили люди, и никто не только не остановился возле него, но и не позвонил ни в милицию, ни в социальную службу. Как ни горько это осознавать, мы стали черствыми и равнодушными.

Но не все! Его бедами прониклась сельская жительница Ермакова Екатерина Григорьевна. Она пришла к нам в редакцию и сообщила, что готова на время, пока будут оформляться документы на группу инвалидности, взять Андрея к себе в дом. Она навестила его в больнице и познакомилась с бедолагой.

Хочется сказать несколько слов об этой добросердечной женщине. Ей самой довелось пережить много трудностей. В результате пожара она зимой оказалась на улице. Так случилось, что самые близкие люди отказались от нее, оставили без помощи. В результате ей, пожилой женщине, пришлось, практически, жить на вокзале. И лишь благодаря добрым людям, она оправилась от несчастий, свалившихся на нее. Узнав, что человек оказался в беде, она не смогла пройти мимо…

Периодически позванивая в больницу, мы узнавали, как обстоят дела у нашего подопечного. Позвонив в очередной раз, выяснили, что у Андрея обнаружили еще и пневмонию, что не мудрено при таком образе жизни. Однако в терапию его не перевели, а оставили в хирургии. В минувший понедельник мы его навестили в больнице. Были удивлены, найдя его в двухместной палате. Честно сказать, в отмытом и трезвом человеке было трудно узнать того грязного и вонючего бомжа. На кровати лежал обычный мужчина, если не считать ампутированных ног. Тогда на улице, в объемной куртке и таких же штанах, он выглядел крупнее, теперь же его субтильность вызывала элементарную жалость. И все же месяц, проведенный под крышей, на чистой постели, с регулярным питанием изменили его, он почувствовал себя человеком, а не презренным существом.
Наш визит его несколько смутил, но разговаривать он не отказался. Сказал, что сейчас у него все нормально, лечит застарелую пневмонию. Понимает, что дальнейшая его судьба — это дом-интернат. Сам виноват во всех своих несчастьях. Три года назад потерял родителей. С горя тогда сорвался и не мог остановиться. Все потерял, но на улицу возвращаться не собирается. В октябре ему исполнится 50 лет. Прожита большая часть жизни, и теперь нужно заново учиться жить уже в другом статусе…

Работники социальной службы начали оформлять ему паспорт — сестра выслала для этого деньги. Других родственников, подчеркивает он, нет.

Может быть, он и правильно ведет себя: когда-то давно он оставил семью, дочь выросла без него. Теперь зачем ей такая обуза? Мы не собираемся никого судить: жизнь с пьющим человеком — мука-мученическая. Только самоотверженные женщины жалеют своих мужей-алкоголиков, пытаясь перебороть их страшный недуг. Некоторым это удается, но не очень часто.

Неслучайно мы задали вопрос Андрею о том, не собирается ли он вернуться на улицу. Практика показывает, что только единицы из такой категории возвращаются к нормальной жизни. Большая же часть бомжей ничего не хочет менять, поскольку их все устраивает: свобода от обязанностей, необходимости трудиться и проч. Всего же, по различным оценкам, в России на сегодняшний день от 4,5 до 6 млн. лиц, так или иначе подпадающих под определение «бомж». При этом надо понимать, что ежегодно в эту армию нищих и убогих вливаются все новые тысячи оказавшихся «за бортом» жизни мужчин и женщин.

Как выясняется, медики действовали в рамках «Правил обязательного медицинского страхования, когда всем гражданам требуется иметь паспорт и медицинский полис. Госпитализация осуществляется по медицинским показаниям. И только в экстренных случаях — без документов, тогда врачи не имеют отказать в помощи даже бомжу: при кровотечениях, онкобольным, по эпидпоказаниям, когда существует угроза распространения инфекционных заболеваний. Случай с Андреем под экстренные, похоже, не подходил.

Очень хотелось по данному вопросу выслушать мнение медицинского работника. Хасанов Ш.С. не отказался нас выслушать и дать какой-то комментарий. По его словам, еще несколько лет назад эту проблему решали социальные койки, функционирующие в Буткинской больнице. Там можно было пролечить, обследовать одиноких стариков, бомжей и других людей, попавших в трудную жизненную ситуации. Некоторым во время лечения оформлялись группы инвалидности, места в домах-интернатах. По крайней мере, им оказывался необходимый уход, в том числе и медицинский, у них была крыша над головой, постель и трехразовое питание. Все это существовало пока и здравоохранения и социальная политика относились к одному министерству. Сейчас это два разных ведомства — медицине одной везти этот воз накладно, а социальная политика помощи не предлагает. И нуждающиеся лишились последней возможности получить хотя бы временную помощь и приют. К примеру, тот же Андрей мог бы на соц.койке дожидаться и оформления документов, и назначения инвалидности и другой помощи. И одиноких брошенных стариков, за которыми при живых родственниках некому ухаживать, тоже меньше не стало. Но, увы…

Часто можно слышать, что степень цивилизованности страны определяется отношением к детям, старикам, инвалидам и нищим. К последним можно отнести и нашего героя. Таким у нас предоставляется «почетное» право сдохнуть под забором. А вот во Франции, к примеру, бездомный может позвонить вечером по уличному телефону и за ним приедет машина, чтобы увезти в ночлежку. Но только — на ночь, а утром — гуляй. Зато на следующую ночь снова приютят. В некоторых западных странах у бездомных есть карта, на которую каждый месяц перечисляется определенная сумма. В Голландии бомжу через полгода предоставляют жилье, но с условием, что в течение этого времени гражданин не употреблял алкоголь и наркотики.

У наших бомжей возможности намного шире: все теплотрассы и канализационные люки в их распоряжении. А когда примешь на грудь, то никакой мороз не страшен и жизнь не кажется такой паскудной!

Российским полицейским с бомжами тоже возиться не интересно: по современному российскому законодательству с ними что-то сделать практически невозможно. Поскольку у нормального бродяги никогда нет денег, оштрафовать его за отсутствие документов нереально. Тащить же грязное, зловонное тело в отделение тоже не имеет смысла. Особенно если в СИЗО очереди на отсидку, как мы писали несколько лет назад, тем более, если он не совершил никакого тяжкого преступления. Кроме того, благодаря ратифицированной РФ медицинской конвенции, бродяг даже нельзя заставить пройти медицинское обследование против их воли. Не говоря уже о том, чтобы насильно помыть или переодеть этакое страшилище.

Некоторые с тоской вспоминают советские времена, когда по статье за бродяжничество на нары отправляли всех праздношатающихся. Многих законопослушных граждан возмущает тот факт, что за счет его налогов бомжам и другим тунеядцам оказывается бесплатная медицинская помощь, осуществляется их содержание в местах временного пребывания и т.д. И они правы: им хочется, чтобы их права тоже не нарушались. Пока же они видят неуважение к себе, когда перешагивают через мертвецки пьяного бомжа, поселившегося в подъезде их дома, на детской площадке. Вынуждены терпеть их присутствие и нюхать невыносимый запах. Такое ощущение, что таким образом они мстят всем другим, благополучным.

Елена Малова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Реклама
Наш опрос
Хотели бы вы получать хорошие скидки во всех магазинах местных предпринимателей? Будь это продукты, бытовая техника или услуги?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: